Apple News+: незаметные особенности

Для издателей подписной сервис Apple выглядит совсем не так, как для читателей

Apple News+ не исчерпывается своим презентационным описанием. У него есть несколько скрытых особенностей, которые понимают или видят не все издатели.

Вот они:

  • Реклама на Apple News+ работает лучше, чем на сайтах изданий

  • Подписку на Apple News+ оформят платежеспособные читатели вашего издания

  • Издателям приходится хитрить, чтобы сбалансировать предложение в агрегаторе и на сайте

  • Инновационность Apple News+ — наполовину миф

  • Apple News+ провоцирует журнальное медиапотребление

Реклама на Apple News+ работает лучше, чем на сайтах изданий

Для Wall Street Journal участие в Apple News+ оказалось не только инструментом привлечения подписчиков. Реклама в приложении работает лучше, чем на сайте самого WSJ. [1]

  • Восемь месяцев назад WSJ начал создавать выделенную adtech-команду.

  • При этом WSJ очень хорошо разбирается в программатике: он запускает новый таргетинговый сервис, встраивает данные из справочного сервиса Factiva и от компании Storyful, а затем применяет к нему алгоритмы ИИ.

  • Показатели Apple News оказались такими же или лучше для нативного и брендированного контента.

Подписку на Apple News+ оформят платежеспособные читатели вашего издания

С существенной долей вероятности пользователи, уже оплатившие подписку на издание, задумаются о переходе на Apple News+, если они могут читать это и остальные издания в пакете. [2]

  • Сначала издатели оглупили свой контент для передачи по социальным сетям

  • Теперь потенциально доминирующий агрегатор ограничивает стоимость подписки сверху — десятью долларами в месяц. Чем больше изданий окажется в пакете, тем труднее остальным убедить читателя, что он должен платить сравнимую сумму.

  • Если читатель перейдет в Apple News+, издание потеряет возможность его изучить — любые персональные данные Apple держит на своей стороне (платежная информация), либо на устройстве читателя.

  • Более того, читателю предложат повестку конкурентов — то, чего тщательно и осознанно избегают любые подписные издания — FT, Bloomberg, WaPo, NYT и т.п.

  • Алгоритмическая лента, в свою очередь, изуродует повестку издания, лишая его части привлекательности. Это кардинальное различие между журнальное и новостной частями Apple News+.

Издателям приходится хитрить, чтобы сбалансировать предложение в агрегаторе и на сайте

WSJ, который будет участвовать в Apple News+, окажется в сервисе в урезанном виде. [3]

  • Алгоритмически будут показываться только обычные материалы на общие темы;

  • Деловые статьи будут доступны через поиск;

  • Архивы в версии для Apple News+ будут ограничены тремя днями.

Ergo: осторожный участник агрегатора жертвует контентом, но не жертвует экосистемой/сервисом, которым на деле является для людей, принимающих решения.

По этому пути уже довольно давно идет FT — его сервис myFT погружает читателя в весь контент, фильтруя его по интересам. FT бесполезно читать украдкой, 90% пользы и возможностей скрыты именно за логином с паролем.

Сам WSJ так формулирует причину для участия в Apple News+:

«…позволяет нам доставить наши материалы миллионам людей, которые раньше не платили за нашу журналистику».

Инновационность Apple News+ — наполовину миф

В каталог американской версии Apple News+ по состоянию на 26 марта был 251 журнал. [4]

  • Менее половины (49,8%) журналов использовало красивый формат верстки, который демонстрировали на презентации — он называется Apple News Format или ANF.

  • 126 журналов по факту загружают свои PDF. Другими словами, за $10 подписчики получают очень продвинутый PDF-ридер.

Инновационность, впрочем, лежит в другой области. При том, что каталог Apple News+ в десятки раз меньше, например, каталога Pressreader, тарифная сетка существенно проще, а предложение — конкретнее.

Apple News+ провоцирует журнальное медиапотребление

Подписной новостной сервис Apple вырос из стартапа Texture, который в первую очередь предлагал читать журналы. [5]

  • Медиапотребление журналов — расслабленное, визуальное, невнимательное — сильно отличается от газетного и цифро-новостного

  • Использовать Apple News+ для профессионального чтения практически невозможно. Кроме того, доступ к бренду означает доступ к печатной версии. Подписчик на New Yorker получает содержимое выпусков, но не сайта, где могут находиться не вошедшие в выпуск материалы.

  • Это платформа для чтения выпусков журналов — то есть в первую очередь лайфстайла, и только на гарнир выдается что-то вроде WSJ, который не читают ради удовольствия.

[1] Digiday https://digiday.com/uk/apple-news-brings-us-broader-audience-dow-jones-cro-josh-stinchcomb/

[2] Techcrunch: https://techcrunch.com/2019/03/26/no-need-to-subscribe/

[3] 9to5mac: https://9to5mac.com/2019/03/25/apple-news-wall-street-journal/

[4] MacStories: https://www.macstories.net/news/a-complete-list-of-all-the-magazines-available-for-apple-news-in-the-u-s-so-far/

[5] NiemanLab: http://www.niemanlab.org/2019/03/apple-news-plus-is-a-fine-way-to-read-magazines-but-a-disappointment-to-anyone-wishing-for-a-real-boost-for-the-news-business/

О казусе Киселёва и немного о Reebok

Повестка даёт нам всё больше поводов поговорить

Эта рассылка выходит довольно редко, когда совсем уж не писать не получается. Тем занимательнее, что сегодня мне приходится выбирать между двумя прекрасными кейсами: интервью Дмитрия Киселёва Юрию Дудю и маркетинговой кампанией Reebok. Странным образом они оба касаются (а точнее, НЕ КАСАЮТСЯ) общечеловеческих ценностей.

Киселёв был первым, давайте с него и начнём.

Суперзлодей Дмитрий

Почему-то сообщество обсуждало это интервью с трех разных сторон:

  • большая ли пенсия у Киселёва и маленькая ли писька у Дудя (цитаты, не рекомендую углубляться);

  • не было ли интервью заказным (это больше говорит об обсуждающих, чем о проекте);

  • ну какой же он все-таки гад, а (я тоже грешен, искус был велик).

Но все эти три подхода убоги: Дмитрий Киселёв может переобуться на лету; вопрос договорных матчей в интервью Дудя будит сердце, но не мозг; пенсия Киселёва — это информационный шум.

— А что такое "эфемерный"? — спросил Маленький принц, ведь раз задав вопрос, он не отступался, пока не получал ответа.

— Это значит: тот, что должен скоро исчезнуть.
— И мой цветок должен скоро исчезнуть?
— Разумеется.

В книге Маленький принц начинает скучать по эфемерной розе, но мы с вами попробуем понять что-то не до конца эфемерное: логику пропагандиста. Это будет как если бы у фильмов «Прибытие», «Аннигиляция», «2001: космическая одиссея» и «Чужой» в результате свального греха появился ребёнок.

Кто-то прекрасно написал в ФБ, что никто не мог ожидать, что Киселёв окажется таким вот самоуверенным суперзлодеем. Come on. Возмущающие любого журналиста «это всегда отбор фактов», и «несущественный» бэкграунд к венесуэльским репортажам (1,7 млн процентов инфляции, 3 млн беженцев), как мне кажется, говорят нам что-то фундаментальное и позволяют вынести что-то в целом полезное из всего интервью.

Западная цивилизация научила нас, что права человека, его освобождение превыше всего. Вся эта четвертая власть, «Вся королевская рать» и прочее, включая «Народ против Ларри Флинта» — это очень удобные рамки, в которых раскладывается любой информационный повод.

НО БЕДА В ТОМ, ЧТО К ЗАПАДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКЕ ПРИЛАГАЕТСЯ ОТЯГОЩЕНИЕ. Это принцип двух сторон (и двух источников), идея журналистики факта и так далее, вплоть до принципа общественной значимости.

После Мюнхенской речи Россия начала постепенно создавать свою космическую (то есть, простите, медийную) программу. Это очень важная история, потому что потом этот framework взял на вооружение Дональд Трамп в качестве основы своего мастер-класса «как вести Twitter, если тебе 70, и у тебя есть ядерные ракеты».

Главные положения новой структуры хорошо видны по интервью Киселёва, и давайте мы их здесь перечислим. Я хочу подчеркнуть, что хотя мне такая логика чужда, ее нельзя отметать, перекосив лицо и плюнув через губу. Это новая реальность, которую нам давно преподавал, например, Волин, а теперь на практике в новых медиа показал Дмитрий Константинович.

Давайте я сформулирую тезисно то, что торчит из интервью, но пока никем, кажется, не структурировано.

  1. Журналист может и должен занять сторону. Его сторона — это сторона его работодателя.

  2. У тебя есть задача. Твоя цель — работать на задачу. Задача отталкивается от повестки, но никогда не является повторением повестки. Задача — это повестка плюс полезный для твоего работодателя угол освещения.

  3. Заданный тобою угол обсуждения важнее остальных. Если ты хочешь показать опасность госпереворота в Венесуэле, не стоит оценивать итоги этого правления, надо сконцентрироваться на ужасном будущем.

  4. Гуманистические идеалы не являются безусловной ценностью. Используй их против тех, для кого они важны. Разговаривай на языке идеологического противника с идеологическим противником, если это выгодно (см. речи российской стороны в обсуждении Венесуэлы).

  5. Злая воля есть за любым событием. Только в себе не надо сомневаться, хорошо? Небесный мандат защищает от любых сомнений. «То, что сделал предъявитель сего, сделано по моему приказанию и для блага государства».

Это работает с Киселёвым. Это работает с Трампом. Часто это так же очевидно для любого авторитарного режима, которому важно развернуть событийную перспективу в свою пользу.

Как только мы переходим из медиаанализа в область ксенопсихологии, ориентируясь на эти пять простых принципов, мы видим совершенно иную картину происходящего. Хуже того, мы начинаем понимать пропаганду. Удачи.

К вопросу о морали Reebok

Если вы чудом пропустили историю, развернуто она рассказана здесь.

Первое, о чем нам следует договориться — организации, юридические лица, коллективы сотрудников аморальны. Здесь нет никакой добавочной коннотации, просто коллективный разум организации руководствуется в первую очередь интересами акционеров, законодательством, правилами менеджмента, собственными ключевыми показателями производительности.

Напротив, часто люди объясняют свои рациональные решения эмоциями; даже отношения с выдавшим нам деньги банком мы часто переводим в эмоциональную плоскость. Это как разговаривать на повышенных тонах со стулом — процесс есть, эффекта нет.

Последствия скандала не имеют никакого отношения к человеческим чувствам, борьбе за права женщин и всему остальному. Если сама идея кампании и могла нести какую-то полезную эмоциональную нагрузку, то с корпоративной точки зрения результаты неудовлетворительны (подчеркну, это не мои мысли, а симуляция того, как это с высокой вероятностью мог рассматривать Reebok):

  • Подрядчик не понял ценностей бренда и заместил их своими;

  • Неэффективно потрачен 1 млн рублей на подготовку и 10 млн на размещение;

  • Не проведено тестирование на фокус-группах;

  • Я-сообщение продукта не соответствует я-сообщению кампании (be more human не соответствует «ни в какие рамки»;

  • Лицо кампании не соответствует концепции кампании (в американской be more human задействованы актрисы и знаменитости уровня Галь Гадот). Кроме того, не следует в будущем делать лицом кампании представителя подрядчика, в ряде случаев это может привести к конфликту интересов;

  • Даже идиотское название фитнес-фестиваля «Стань человеком» того же Reebok больше соотвествует посылу компании.

  • Тот, кто допустил неэффективное расходование средств, должен быть уволен, либо ему не следует давать похожих задач.

Это абсолютно аморальная, а правильнее сказать — внеморальная история. Она не имеет никакого отношения к фейсситтингу, эмансипации или каким угодно еще важным для людей вещам и явлениям. Это проблема коммуникативного свойства: в сигнал добавили слишком много шума; валидатор сигнала отреагировал так, как и должен был.

По похожей схеме часто запускаются — и быстро умирают — придуманные в баре медиа одной идеи.

До встречи в следующем выпуске!

Саша.

О казусе Брилёва

Сегодня без ссылок

В случае Брилёва оказалось, что люди (например, Антон Долин) не понимают трех вещей:

1. «Легально» не равно «нравственно». Каких только аморальных вещей не позволяет закон. Он разрешает врать друзьям, бить жену, давать деньги в рост, делать аборты, есть свинину и не соблюдать субботу. Он разрешает уволиться и забрать с собой клиентскую базу. Списывать у соседа. Отморозиться, когда на улице трое пристают к одному. Закон — всего лишь правила человеческого общежития. Спрашивать «а чо такова» и рационализировать свое непонимание законом — это признаться в том, что ты глух к моральным доводам.

2. Этические требования к журналистам выше, чем к другим профессионалам. Журналист не может освещать тему, в которой у него есть конфликт интересов. Это как биржевой аналитик, которому служба compliance запретит освещать Apple, если он купил ее акции. Если журналист скрывает от аудитории конфликт интересов, у той есть основания ему не доверять. Это вопрос доверия, а не вопрос законности.

3. В России все очень плохо с отраслевыми обычаями раскрытия конфликта интересов. Это касается как медиаотрасли, так и любых других отраслей, где дети чиновников и топ-менеджеров появляются на самых неожиданных местах. Так как государственный капитал — преимущественно сырьевой, то именно его обычаям наследует государственная политика управления медиакапиталом. В этом смысле существует наивное ожидание, что госканалы — это такой аналог общественных СМИ, вроде BBC, просто в обертке из ФГУПов. Это не так. К общественному институту прилагается механизм общественного контроля, а его ни в каком виде нет. Его надо прививать точно так же, как прививали государству интернет в нулевых годах.

Если частные СМИ сообща начнут сообщать о собственных конфликтах интересов; если policy editor станет должностью в штатном расписании и обретет русскоязычный аналог; если это станет как ссылку на источник поставить — тогда менеджеры государственных СМИ лет через десять начнут играть по этим правилам.

Магия цифр

Короткая рассылка

My take

Магия цифр, имена крупных зарубежных компаний и вера в то, что где-то знают лучше, убийственна для аналитика. Несомненно, всегда надо помнить, что ты обладаешь не всей информацией. Но и верить своим глазам тоже необходимо.

Вот график аудитории и рекламных доходов Facebook. Пользовательская база стагнирует, так как на Земле остались только 5 бедных миллиардов, которым не до социальных сетей. Рекламную выручку тоже довольно трудно собирать со все ухудшающегося поголовья. Отсюда — реклама, которая появится в WhatsApp, всех видеопродуктах и историях.

Удивительно, но похоже, что реклама в Stories — это единственная большая идея Facebook после новостной ленты. Они создают аналог Stories везде, куда дотянутся, и передают управление этим инвентарем в единый рекламный кабинет. Если вы в последнее время размещали рекламу в Facebook, то замечали, что по умолчанию он разбросает объявление везде, а не только у себя.

Надо думать, скоро Facebook попытается создать второй источник денег — сервисный/подписной/импульсивно-покупной; здесь мы ждем результатов теста дейтинга FB.

Другой пример истовой веры в сакральное знание «как надо» — Apple, квартальной выручки которой хватает на покупку шести Яндексов. Корпорация пытается заработать на сервисах $50 млрд в год, и эта сумма очаровывает любого, кто откладывает в месяц меньше 100 тысяч рублей.

Но медийный бизнес Apple гораздо, гораздо меньше, чем вы можете себе представить. Apple News используют всего 90 млн человек. Это лишь в пять раз больше Дзена. Это в полтора раза меньше Flipboard со 145 млн пользователей и далеко от китайского Toutiao, которым КАЖДЫЙ ДЕНЬ пользуются 120 млн человек (зарегистрировано 700 млн, каждый десятый житель Земли).

Не надо преувеличивать возможности крупных технокорпораций. Ни у кого нет магического отдела, даже у Apple, иначе iTunes не была бы такой колдовски сложной программой.

Безоценочная Медуза

Дорогие друзья, я очень хотел высказаться, но решил, что это такая психотерапия для себя, а вам нужна польза.

Поэтому ниже я свел списком факты, которые следуют из трех документов: англоязычного заявления «Медузы», новости об отставке главреда и этого поста. Они обозначены как 1, 2 и 3 соответственно. Единственное, что я могу сказать от себя: информации недостаточно. Если вам интересно мнение медиаменеджеров, рекомендую этот материал The Bell.

Внимание: не надо вглядываться в мои формулировки или искать в них скрытый смысл. Я постарался сделать их максимально нейтральными, если это мне не удалось — это ошибка, а не намерение. Некоторые фразы касаются одного и того же, но указывают на разные источники. Я также не включил сообщения огромного количества источников вне «Медузы», так как их сложно отнести к внутренней ситуации.

  • 20 октября на корпоративе Иван Колпаков напился и схватил за ягодицы жену сотрудника, сказав, что ему за это ничего не будет [1]

  • Он не помнит инцидента, но не оспаривает подозрений в неподобающем поведении. [1]

  • Он извинился устно перед мужем потерпевшей и письменно перед нею самой. Она приняла извинения. [1]

  • Иван Колпаков отказывается признавать обвинения в харассменте и сексуальных домогательствах [3]

  • На время рассмотрения дела перед советом директоров Иван попросил отстранить его от должности. [1]

  • Совет директоров не нашел дополнительных свидетелей произошедшего [1]

  • 7 ноября по собственному желанию уволился из «Медузы» муж потерпевшей.

  • Совет директоров 6 ноября решил, что Колпаков останется главредом, решение об отставке 9 ноября тот принял самостоятельно [2]

  • В голосовании совета директоров не участвовали сам Колпаков и гендиректор «Медузы» Галина Тимченко. [1]

  • Причина ухода Колпакова — «так будет лучше для “Медузы”» [3]

  • Уход — «единственный способ остановить кризис вокруг редакции и минимизировать репутационный ущерб» [2]

  • Иван Колпаков назначил и.о. главреда Татьяну Ершову, управляющего редактора [3]

  • Совет директоров пока не утвердил кандидатуру Татьяны, но Галина Тимченко и Илья Красильщик согласны с кандидатурой [3]

  • Колпаков продолжит участие в работе «Медузы», но не будет занимать руководящих должностей [3]

Всего доброго!

Подкастомания, накрутки, «Дождь»

Первая тематическая рассылка после долгого перерыва

My take

Дорогие друзья, это Саша Амзин. Добро пожаловать в обновленную рассылку «Мы и Жо». С лета ее болтало, как цветок в проруби, но теперь-то уж наверняка получится сделать достойный продукт.

Вместо погони за новостями я сконцентрируюсь на подборках кейсов и тематических выпусках (сегодняшняя тема — подкасты). Уверен, что лучше потерять пару недель, зато укрепить рассказ взглядом с нескольких сторон.

В экспериментальном порядке запускаю и «Вопрос-ответ» — просто потому, что иногда на amzin@alex-alex.ru приходят вопросы, ответ на который интересует не одного человека.

Нерегулярная рубрика «Приметы времени» позволит отпустить несколько шпилек относительно происходящего на российском и других локальных рынках. Сегодняшняя довольно старая, но я надеюсь, что нагоню.

И, конечно, будет больше полезных картинок и чартов.

Подкасты

Вопрос-ответ

Что ждёт рынок подкастов? Какое у них будущее?

Есть два направления развития подкастов. Одно основано на журналистском опыте и переносит его в уши, балансируя на грани между естественным любопытством и готовностью слушать рекламу. Другое — скорее на образовательном, когда ты готов платить деньги за новые знания и сервис. И хотя и там и там контент, первое скорее развивается по модели медиа, а вот второе по модели сервиса. Доходы и инвесторская оценка у них разные.

Подкасты по медийной модели навсегда останутся нишевым рекламным носителем. Вот здесь можно посмотреть на прогнозы — к 2020 году американский рынок рекламы в подкастах дорастет примерно до $400 млн.

Другое дело — сервисные подкасты. В Китае миллионы людей слушают курсы, оплачивая их с помощью мобильника. Китаец, зарабатывающий $2300 в месяц, тратит на один подкаст до $30 в год. Этот сектор экономики называется pay-for-knowledge, в Китае подкасты доминирующий формат PfK, рынок которого в 2017 составлял $7,3 млрд.

Выбор стратегии очевиден. Хотите денег и лояльную аудиторию — будьте сервисом, предоставляющим гарантированно качественную и полезную информацию.

Как спамеры взламывают чарты

Во всякой нарождающейся отрасли сначала заводятся мошенники, потом собственные метрики, и только затем вырабатывается отраслевой консенсус. Каталоги с бесплатными подкастами уязвимы для спамеров и накрутчиков рейтингов.

63% загрузок подкастов приходится на Apple. Ergo — попадаешь в рейтинг Apple, получаешь доверие аудитории.

В начале октября спамеры взломали этот рейтинг. Первую строчку в рейтинге занял Bulletproof Real Estate — подкаст низкого жанра, обошедший лучшие аудиошоу. Для этого поработала целая армия сети подкастов WARRIOR EMPIRE, не лайкавшая ничего, кроме, собственно, подкастов сети.

Другими словами, лет 15 назад рунет накручивал Rambler Top100, лет 5-7 назад — Liveinternet, а теперь этот милый опыт используется нечистыми на руку подкастерами. К счастью, анализ данных не стоит на месте, и подобные манипуляции теперь вылавливаются на раз.

Механизмы, впрочем, остаются прежними: за $5 долларов «подкаст-промоутеры» из Бангладеш (но вряд ли этот бизнес ограничивается предприимчивыми бенгальцами) берутся коллективно продвинуть что угодно в iTunes Store. И продвигают.

Медиапотребление и подкасты

Слушая подкаст, вы довольно сосредоточены. Я, например, помню, где был, когда услышал поразивший меня факт в аудиокурсе об отношениях Сталина и Булгакова (из-за этого я даже пропустил поезд метро). То есть потребление подкаста связано с моей офлайновой позицией, оно соединяет окружающий мир и среду потребления.

Так бывает не всегда. Вот прекрасное исследование, изучающее режимы нашего потребления. Авторы обнаружили, например, что фоновое прослушивание радио существует как деятельность, но не фиксируется как сознательное медиапотребление.

Такая связка делает слушателя мишенью для брендов, особенно тех, которые не могут добраться до него иными путями. Брендированный аудиоконтент — огромная отрасль, которая вряд ли принесет деньги медиа; гораздо проще вести учет коммуникаций, управлять редполитикой и аудиторией, производя подкасты самостоятельно. Вот неплохая статья на эту тему. В ролях: Slack, General Electric, Shopify, Basecamp и другие.

Здесь надо понимать: подкасты используются как инструмент персонализированного маркетинга, а не как что-то чертовски новое и важное. Брендированию полезных программ более полувека. Еще у Роберта Хайнлайна в «Имею скафандр, готов путешествовать» мальчик выигрывает скафандр в спонсируемой мылом Skyway телепередаче.

Монетизация подкастов

Если исключить рекламную модель («мы упомянем вас в начале, в конце, в середине и в описании»), то выбор невелик:

  • pay-for-knowledge лишает нас крупных площадок, так как подкасты у Apple не могут быть платными;

  • сопутствующий товар: подкаст либо предваряет платное потребление, либо является компаньоном для него. Моя любимая платная рассылка The Daily Stoic Challenge предлагает ссылку на одноименный подкаст, который доступен и без подписки;

  • абонентская плата (в России эту модель использует Арзамас, недавно запустивший детские курсы и подкасты)

  • интеграция — «Медуза» выпускает, например, подкаст о финансовой грамотности и приглашает специалиста из того или иного банка.

Зачем это мне?

Даже если вы не собираетесь заниматься звукозаписью, подкасты могут многому научить традиционных журналистов. Например, успех подкаста зависит от способности автора удерживать внимание слушателя хотя бы в течение 10-20 минут. Попробуйте написать статью, которая должна не отпускать читателя хотя бы 5 минут.

Сравните читателя со слушателем, который ожидает хорошего качества записи (по ссылке выше описывается случай, когда запись была не очень). Есть ли способы улучшить его ощущения от текста?

Похоже, да; многие советы авторам подкастов на деле универсальны:

  • яркие цитаты продают материал,

  • огромный объем собранной и записанной информации позволяет выиграть при монтаже/редактировании,

  • план или сценарий повышает вероятность того, что текст получится замечательным.


Приметы времени: Сечин с клыками и управление развитием

«Дождь» показал Сечина, приделавшего себе шуточные клыки, собрал на этом 30K просмотров, предложил поддержать программу, а ниже — купить подписку за 4800₽. Совершенно неясно, где та ценность, за которую предлагается заплатить.

  • Редполитика. Мне как подписчику жутко интересно смотреть на то, как телеканал трансформируется. Но типичный ли это ролик для «Дождя»?

  • Продукт. С 2014 года я отдал «Дождю» чуть больше 12 тысяч рублей. Но за что я их отдал? В чем заключается платный продукт «Дождя» для 54 тысяч подписчиков? Если вы знаете ответ, напишите мне на alex@amzin.email.

  • Бизнес. Достаточен ли импульс от вампирической улыбки Сечина, чтобы заплатить сумму, равную полугодовой подписке на Netflix? Если он сконвертирует аудиторию, что ее удержит по истечении срока?


До скорых встреч! В следующих выпусках: fake news, журналистская этика, экосистема Apple и многое другое. Не отключайтесь.

PS. Я очень благодарен за любую критику. Не стесняйтесь писать, если с чем-то не согласны, нашли опечатку или просто хотите поговорить.

Саша

Loading more posts…